PostHeaderIcon Увертюра к балету "Творения Прометея"

(ор. 43, 1800- 1801)

Увертюра Людвига ван Бетховена «Творения Прометея» открывает в творчестве композитора ряд увертюр, созданных с 1803 по 1824 годы, среди которых знаменитые «Эгмонт», «Кориолан», все «Леоноры», и который завершается «Освящением дома». Однако, в отличие от «Кориолана» и «Эгмонта», предпосланных творениям Шекспира и Гете, Третьей «Леоноры», которая могла бы открыть гениальную музыку оперы «Фиделио», увертюра «Творения Прометея» предназначалась для балета, о котором нам неизвестно ничего, кроме сюжета, имени балетмейстера и сведений о постановках. Балетмейстером и автором либретто был талантливый и успешный Сальваторе Вигано, который впервые привел гений Бетховена на подмостки музыкального театра. Вхожий в аристократические круги Вигано, как предполагают, услышал бетховенский Септет, соч. 20, посвященный императрице Марии-Терезии, и это решило его выбор композитора для будущей постановки. Всего Бетховен написал для этого балета 16 номеров, и первое представление прошло с успехом в венском Бургтеатре 28 марта 1801 года. В текущем сезоне балет выдержал 16 представлений, в следующем – еще 13 и потом сошел со сцены. Не сохранилось даже подробного либретто, не говоря о хореографии. Невозможно определить, для каких сценических ситуаций предназначались те или иные музыкальные номера (кроме увертюры и антрактов). Уже в ХХ веке Рихард Штраус сделал из этих номеров отдельную сюиту в собственной редакции, вплоть до наших дней в оригинальном изложении звучала только популярная увертюра. Обнаружено было, однако, изложение сюжета, типичного для придворных балетов той поры: «Прометей оживляет две музыкальные статуи с помощью небесного огня, но не может пробудить в них сознание. Глас свыше зовет его отказаться от своего намерения и разрушить созданное им. Приведенные Прометеем на Парнас и там приведенные в чувство музыкой Аполлона, они начинают видеть красоты природы, а также становятся восприимчивы к другим искусствам – танцу и пантомиме. Сочинение заканчивается праздничными танцами».

Музыка увертюры, представляющей собой классически завершенный образец сонатной формы с медленным вступлением, проникнута театральной яркостью и тем животворящим «аполлоновским» духом, который так характерен для сочинений Бетховена до 1802-1803 гг. Во многом она перекликается с Первой симфонией Бетховена, написанной в той же тональности – и по настроению, и по гармониям начала медленного вступления, и по типу изложения тем главной и побочной партии. Обе эти темы, одна – стремительно-стаккатная, другая – кокетливо-изящная, кстати, отсылают нас к музыке последней части балета, откуда они были позаимствованы. Характерно, что развитие их перенесено из лаконичной разработки в коду, носящую характер ликующего, оргиастического танца и являющуюся кульминацией всей увертюры и одновременно ее блестящим завершением. 

Наши партнеры

Карта сайта
Статистика



Яндекс цитирования